Живопись XIX в.

Данте Габриел Россетти, «Благовещение»

Английский живописец и поэт, сын итальянского эмигранта Данте Габриел Россетти был одним из основателей и главных представителей «Братства прерафаэлитов». Братство возникло в 1848 г.; художников этого общества объединило прежде всего преклонение перед искусством Возрождения, предшествующим появлению Рафаэля. Отсюда появилось и название «Братства». Его представители также не принимали современную цивилизацию и безликость со временного искусства. Главным их идеологом был художественный критик Джон Рескин (1819-1900 гг.), он провозглашал идеи нравственного и художественного воспитания в духе «религии и красоты».

Сначала Россетти учился в Лондоне в рисовальной школе X. Сэсса (с 1843 г.), затем в Академии художеств (1845 г.) и у Ф.М. Брауна. Россетти отвергал «бездуховность» современного искусства и поэтому обратился к поискам вдохновения в итальянской живописи Раннего Возрождения, он черпал сюжеты из итальянской средневековой поэзии, легенд и хроник. В его картинах во многом предвосхищается стиль «модерн», тщательная пластичность трактовки фигур совмещается с декоративной изощренностью узорных фонов, подвижностью линейных ритмов, яркой полихромией («Детство Марии», «Благовещение», «Сон Данте»).

«Благовещение» – одна из наиболее известных картин художника. В ней Россетти воспроизвел сюжет, который очень часто использовали в своих произведениях средневековые мастера. Однако намерение Россетти вернуться к настроениям живописцев средних веков вовсе не означало, что он собирался копировать их картины или подражать их манере письма. Он стремился вступить с ними в соревнование, превзойти их, прочесть библейский текст объективно, не так, как раньше. Живописец отобразил в зрительном образе «Благовещения» сцену с ангелом, явившимся Деве Марии: «Она же, увидевши его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие» (Лук. 1:29).

При рассмотрении картины можно заметить, как Россетти стремится к простоте и искренности в своей переработке и как сильно он старается помочь нам взглянуть на старинную историю свежим взглядом. Тем не менее при всем его желании показать окружающий мир столь же натурально и правдиво, как это делали восхваляемые им флорентийцы эпохи кватроченто, мы можем осознать, что «Братство прерафаэлитов» поставило себе недосягаемую цель. Им легко было восхищаться и любоваться наивными и неосознанными наблюдениями «примитивистов» (так иногда в XIX в. именовали мастеров XV столетия), но не так-то просто попытаться создать нечто подобное по простоте и искренности, а тем более превзойти старинных мастеров.

Подражать деятелям Раннего Возрождения можно было, следуя за ними по пути очищения сознания, целомудрия, которого они не смогли обрести, даже очень сильно того желая. Именно поэтому стремления «Братства прерафаэлистов» завели художников в тупик. Страстное желание мастеров викторианской эпохи воссоздать живописные идеалы чистоты и невинности было слишком противоречивым и, следовательно, недостижимым. Несмотря на это, Россетти удалось добиться почти натуралистической достоверности в своих произведениях на литературные и религиозные сюжеты, отличавшихся резкими цветовыми соотношениями и подробно выписанными деталями.

Россетти прибегал также к монументально-декоративной живописи, занимаясь росписью Оксфордского общества в Лондоне и оформлением книг, совместно с У. Моррисом выполнял эскизы панно и витражей. В 1860-1880-х гг. поэт, художник и общественный деятель Уильям Моррис начал борьбу с обезличением в декоративном искусстве, неизбежным при машинном производстве. Обратись к эстетике средневекового ручного труда, он организовал художественно-промышленные мастерские по изготовлению мебели, обоев, шпалер, тканей, витражей, изделий из стекла и металла, рисунки для которых исполняли некоторые члены «Братства прерафаэлитов», в т.ч. и Россети.



Комментарий: Ваше имя: