Живопись XIX в.

Михаил Васильевич Нестеров, «Видение отроку Варфоломею»

Имя Михаила Васильевича Нестерова вызывает в памяти череду образов Святой Руси. Художник родился в религиозной купеческой семье. В своих мемуарах он вспоминает, что в раннем детстве был хилым и болезненным ребенком. Очень рано у него проявились способности к рисованию, но его родителям, людям патриархального склада, нелегко было смириться с мыслью, что их сын станет художником. Понимания со стороны семьи Нестеров добился гораздо позже, когда к нему пришел успех.

Свой путь в искусстве Михаил Нестеров начал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Любимым учителем, от которого Нестеров воспринял умение чувствовать «человеческую душу, поступки, деяния, жизнь человека в момент наивысшего напряжения», был В.Г. Перов. Второй школой для него стала Петербургская академия, становлению мастерства способствовала и работа над копиями в залах Эрмитажа.

После внезапной смерти жены при родах, оставившей ему в утешение дочь Оленьку, Нестеров начинает работать над картиной «Христова невеста». В ней он впервые ставит перед собой задачу перенести на холст невидимое, ускользающее, стремясь воскресить облик любимой, так рано покинувшей его. В настоящее время местонахождение этой картины неизвестно.

В 1890 г. появилась самая значительная картина Нестерова, посвященная св. Сергию Радонежскому – «Видение отроку Варфоломею». Художник и не предвидел того, что этой картине уготована вечная жизнь. В огромном творческом наследии она открывает собой целый цикл произведений о русском религиозном идеале.

Житие св. Сергия привлекло внимание Михаила Васильевича не случайно. Этот святой был особо почитаем не только в семье Нестеровых, но снискал себе всенародную любовь. В 80-х гг. XIX в. с образом св. Сергия были связаны надежды на духовное возрождение. В памяти поколений хранились предания о временах Куликовской битвы, когда жил св. Сергий. Именно он первым начал возрождение монастырской жизни на Руси. За ним последовали многие. Монастыри в ту пору стали центрами культуры. В них возводили храмы, переписывали книги, создавали иконы. Во время работы над картиной Нестеров жил в окрестностях Троице-Сергиевой лавры, посещал места, связанные с деятельностью св. Сергия.

В качестве сюжета своей картины Нестеров выбирает эпизод из жизни святого Сергия, когда благочестивому отроку, посланному отцом на поиски пропавшего стада, было видение. Таинственный старец, к которому отрок, тщетно пытавшийся овладеть грамотой, обратился с молитвой, одарил его чудесным даром премудрости и постижения смысла Священного Писания.

На VIII Передвижной выставке картина имела ошеломляющий успех. Но не только сюжет привлек зрителей. От всего полотна, от фигур старца и отрока, от пейзажа, от каждой сосенки и травинки веет благоговейной тишиной. Образ природы- особая тема в творчестве Нестерова. Пейзаж «Видения», как бы затканный узорами трав, напоминает гобелен. Хмурое небо, приглушенные, «туманные» краски, но сквозь них чудится зыбкое свечение. На картине показано раздолье русской природы с лесными долами, реками и холмами. Пейзаж Нестерова пронизан чувством гармонии души человека и природы, в которой отразился лик Божий. Фигуры же в картинах Нестерова всегда располагаются на переднем плане. Они погружены в созерцание. Нет времени и действия, есть бесконечное ожидание вечности.

Помимо религиозной тематики огромное место в его творчестве занимала портретная живопись. Нестеров создает целую галерею портретов своих современников. Это портреты В.М. Васнецова, физиолога И.П. Павлова, скульптора В.И- Мухиной и др. Особенно он любил писать женские портреты. Любимой моделью портретов Нестерова была его дочь Ольга. Самый известный из ее портретов и самый сильный в духе модерна – «Амазонка». Женственный образ русской души звучит у Нестерова песенно, эпично. Он создал неповторимый образ женственности – утонченный и аскетичный.

Несмотря на тяжелое время 30-х гг., когда многие русские интеллигенты, художники нестеровского поколения находились в состоянии безвыходного кризиса, Нестерова спасло то, что он жил в окружении близких ему по духу людей, героев его портретов.

Честный в искусстве, он и в жизни оставался человеком с чистой, неподкупной совестью. Ему была небезразлична судьба страны, судьба культуры. Без страха и сомнения высказывался Нестеров против засилья безликого официального искусства. На могильном камне великого мастера русской кисти выбито всего четыре слова: «Художник Михаил Васильевич Нестеров». И этим сказано все.



Комментарий: Ваше имя: