Живопись XV-XVI вв.

Феофан Грек, «Донская Богоматерь»

Этот мастер монументальной росписи, один из создателей русской иконописи и основатель тлі. Тверской ее школы, происходил из Византии. Существует предположение, что Феофан Грек некоторое время жил и работал в Серпухове. Вместе с Андреем Рублевым и Прохором с Город-ца в 1405 г. Феофан Грек расписывал старый Благовещенский собор в Московском Кремле. Произведения Феофана Грека – не только фрески, как, в частности, фрески церкви Спаса Преображения в Новгороде 1378 г., но и иконы – отличаются монументальностью, внутренней силой, драматической выразительностью образов и весьма свободной для того времени живописной манерой.

Воспитанный на строгих канонах, он уже в молодости во многом превзошел их. Имя Феофана, одно из немногих имен византийских мастеров-иконописцев, осталось в истории, возможно, только благодаря тому, что на вершине творческих сил он покинул родину и всю оставшуюся жизнь работал на Руси, где в большей степени ценили индивидуальность живописца. Возможно, если бы он остался работать в Константинополе, он превратился бы в одного из безликих византийских иконописцев, от работ которых веет холодом и скукой. Русских же он восхитил мудростью, строгостью и незнакомой доселе манерой писать без образцов, используя не т. н. «технику перевода», но только общий иконографический извод. Его творчество на Руси началось в 1370-х гг. в Новгороде, где он расписал церковь Спаса Преображения на Ильиной улице. Затем князь Дмитрий Донской переманил его в Москву – здесь Феофан руководил росписями Благовещенского собора в Кремле. В это время, уже незадолго до смерти, ему довелось возглавить большую артель живописцев, среди которых был и молодой Андрей Рублев.

Фрески церкви Спаса Преображения и Деисус из иконостаса в Благовещенском соборе – единственные произведения, бесспорно принадлежащие кисти Феофана Грека. Темным ликам феофановских святых придают особую выразительность светлые «пробела», положенные довольно смело. В образах Феофана звучит трагический пафос и драматизм; в его святых и небожителях бурлят страстные чувства, они велики, прекрасны и порой страшны. Из купола новгородского храма грозно смотрит Христос-Пантократор – Вседержитель, не милосердный и кроткий, но властный и царящий над миром.

Знаменитая «Троица» Феофана Грека также относится к числу фресок церкви Спаса Преображения в Новгороде Великом; другое ее название, принятое среди исследователей, – «Гостеприимство Авраама». Впрочем, часть фрески, на которой должен был находиться собственно Авраам, утрачена; изображение жены Авраама Сарры помещено внизу справа.

Даже в самой композиции «Троицы» нет умиротворенности, появляющейся в более поздних отображениях этой темы, и, в частности, у Андрея Рублева. Образы феофановских ангелов лишены традиционной юношеской мягкости, их прекрасные лица полны суровой отрешенности аскетов. Особенно выразительна фигура среднего из трех ангелов, изображенного с распростертыми крыльями. Внешняя его неподвижность еще более подчеркивает внутреннюю напряженность, крылья как бы осеняют двух других ангелов, объединяя композицию и придавая ей особую завершенность и монументальность.

Фреска, изображающая Ветхозаветную Троицу, выполнена в сдержанном, едва ли не монохромном колорите; со временем краски еще сильнее поблекли, и, хотя можно догадываться, что Феофан использовал большее число красок, чем видны на фреске сейчас, гамма его произведений и тогда была весьма лаконична, даже скупа.

Фреска, названная «Столпники», как и «Троица», была помещена в т.н. «каморе» – личной молельне заказчика росписи, боярина Василия Даниловича. Фигуры пяти святых аскетов словно вырастают из столпов, похожих на опрокинутые колокола. Лица их столь же суровы, как и у всех, кого изображал Феофан. Святые погружены в молитву, глаза их закрыты, дабы ничто не могло отвлечь их от общения с Создателем, и можно найти даже лица вовсе без глаз.



Комментарий: Ваше имя: